Вы здесь

Главная » Новости

20.11.2012 | Алексей Цымбал: Истерия вокруг "радиации" приносит убытки рыбакам Приморья

Сайт компании, производящей техническое обследование зданий сообщает, что начальник Управления рыбного хозяйства Приморского края призывает выпускать продукцию с высокой добавочной стоимостью. Почему бессмысленно выделять зону прибрежного рыболовства в экономической зоне, чем обернулась трагедия на Фукусиме для рыбаков Приморья,  кто получает субсидии по программе поддержки рыбопереработки – на эти и другие вопросы корр. РИА PrimaMedia ответил начальник Управления рыбного хозяйства Приморского края Алексей Цымбал.

"Мыльный пузырь" обошелся рыбакам недешево

- Алексей Юрьевич, сказались ли каким-либо образом печальные события в Японии на рыболовстве?

- Негативно. СМИ выдали мыльный пузырь. Результат – истерия о заражении районов промысла, не подкрепленная ничем. Сначала прошла пиар-кампания, а потом все начали бегать с дозиметрами.

- Но ведь выбросы были, значит, основания беспокоиться у населения имеются?

- Научно-исследовательское судно "Павел Гордиенко" прошло вдоль восточного побережья Хоккайдо и Хонсю, всюду делало замеры: воздуха, воды – на глубинах до 100 метров. Радиационный фон повсюду ниже, чем во Владивостоке. Я сначала изучал отчеты из этой экспедиции, а потом увидел, что там вообще смотреть не на что. Почему-то про это журналисты почти не пишут.

Даже если предположить, что радиация попала в воздух, потом осадки попали в воду… В море поверхностные течения, капельки дождя растворились и унеслись течением Куросио к берегам Северной Америки.

Вот, в общей массе воды – попадает капелька йода на 60 тонн. Кто-нибудь  заметит изменение цвета?

Притом, полураспад этих радиоактивных элементов очень короткий. А рыба в районах предполагаемого заражения ловится на глубине 500-900 м.

Традиционно наши суда вылавливали 20-29 тысяч тонн лемонемы у японских берегов, а в нынешнем году НБАМР не отправил туда свой флот. И не потому, что рыба заражена, а потому что просто ее никто не будет покупать, узнав, что она из Японии. Хотя в обычной ситуации лемонема в Приморье - востребованный продукт.

Несет убытки наше предприятие, простаивают суда, недополучает налоги бюджет.

За единое промысловое пространство

- Представители ряда регионов Дальнего Востока, в чем их поддержал полпред Ишаев, выступают за расширение границ прибрежного рыболовства от 12 миль – далее в рамках экономической зоны России. Какова позиция администрации Приморского края?

- Она достаточно простая и понятная: мы за единое промысловое пространство, как это было всегда до двухтысячных.

Рыба не знает границ. Что для нее 12, 20, 50 миль? Она образует промысловые скопления как далеко в море, так и возле берега. Двигается туда, где есть кормовая база. Поэтому нет биологического обоснования для деления рыбы на прибрежную и промышленные квоты.

- Тогда крупнотоннажный флот может зайти в "прибрежку" и начнет там промышленные квоты осваивать?

- В равной степени эти опасения относятся и к прибрежному флоту – который может пойти в океан и там выбирать свои квоты. Для того, чтобы регулировать данные процессы, есть правила рыболовства, которые регулируют суда по тоннажу, мощности, орудиям лова. Скажем, БАТМ зайдет в прибрежные воды, но работать там не имеет права от определенной изобаты – которая может быть 50, 200, 400 метров, в зависимости от района.

Вспомним, для чего в 2012 году создавались прибрежные квоты. Прежде распределение промышленных квот велось Госкомрыболовством, регионам ничего не доставалось. Прибрежные квоты были выделены, чтобы региональные власти могли их распределять: поддерживать социально значимые предприятия, рыбопереработку, создавать рабочие места на берегу.

Потом из закона убрали понятие, определяющее основные цели "прибрежного рыболовства". Прибрежные квоты, по существу, стали механизмом "затаскивания" на регион дополнительных объемов от ОДУ.

Сейчас между дальневосточными регионами действует соглашение, которое не дает разрастись этому "спруту" под названием прибрежное рыболовство. До подписания этого соглашения мы собирались и определяли, какую долю прибрежных квот какому региону ДФО дать. Конечно, каждый боролся за свой регион, старался как можно больше оттянуть на себя, не без того. Ведь больше вылов – больше налоги. Практика распределения была не очень справедливой, и, зачастую, не особо прозрачной.

- Что же страшного произойдет, если "прибрежку" пустят в 200-мильную зону? Как ловили, так и будут ловить – в рамках выделенных квот.  

- Прибрежные квоты стоят впереди промышленных при распределении ОДУ. Если мы отпустим "прибрежку" за 12-мильную зону, а промышленный лов не пустим в территориальное море, каждый регион приложит максимум усилий, чтобы освоить имеющиеся прибрежные квоты. Потом скажут: мы освоили, дайте нам еще, ведь не все промышленные квоты освоены. Действительно, 100-процентного освоения по массовым объектам никогда не было, и не бывает. Начнется сокращение промышленных квот и передача их - в прибрежные. Чего и добиваются наши коллеги.

- Есть ли тогда смысл в существовании самого прибрежного рыболовства?

- Давайте определим, что такое прибрежное рыболовство. Мы считаем, это уловы, которые должны доставляться в пункты сдачи: в живом, парном или охлажденном виде, для переработки или реализации. Логично? Ведь прибрежные квоты изначально предназначались для развития инфраструктуры. Либо перерабатываем на берегу, либо здесь же продаем людям. Вылавливайте - где угодно.

Вы считаете, что - распространим прибрежное рыболовство на 200-мильную зону и у нас, как грибы, будут расти рыбоперерабатывающие заводы? Нет. В Калининграде, Мурманске ничего подобного не наблюдается, хотя у них созданы особые зоны рыболовства.

Показательный пример был на селекторном совещании. Камчатка, Охотоморская экспедиция. Задан вопрос: где вы перерабатываете минтай, выловленный на западе полуострова? Отвечают: на судах. Но квоты-то прибрежные! На самом деле, те предприятия, что есть на берегу, "заточены" под лососевые виды, и работают 2-3 месяца в году. Таких, где перерабатывается минтай, камбала – единицы.

- Позицию администрации края разделяют приморские рыбаки?

- За всех не скажу, но большинство – точно. С нами Ассоциация рыбопромышленных предприятий Приморья. Хотя предложения о расширении зоны прибрежного рыболовства ударит не только по нашим интересам. Каждый уцепился за свой регион, допустим, сахалинцы будут "оттягивать" у Магаданской области и Камчатки, Камчатка соответственно у Приморья, Сахалина и Магадана.

Зачем изобретать велосипед?

- Насколько успешно развивается краевая программа поддержки береговой рыбопереработки?

- Первые результаты появились даже быстрее, чем мы ожидали. На участие в программе мы получили 20 заявок, 14 предприятий включены в список получателей выплат, с 7 из них заключены соглашения.  Первые выплаты по итогам первого квартала 2012 года получили ООО "Акватехнологии" - 4 млн. рублей. Предприятие переработало 2 тыс. тонн рыбы, выполнив, таким образом, условия программы. Также выплаты получили ООО "Австралийский Дом", ООО "Зарубинская база флота", ООО "Фиш Сервис".

- Почему не все заявители были включены на участие в программу?

- Я бы не стал рассчитывать на то, что сразу у всех пойдет. Не всегда предприниматели понимают, что от них требуется - в части подтверждения параметров, которые заложены в программе, которые предприятия должны выполнить: увеличение производства, заработная плата, рабочие места.

Это не наша прихоть. На рабочие места смотрим реально - если предприятие модернизирует производство, новое оборудование, то ведь возможно и сокращение кадров.

По заработной плате смотрим очень жестко – определен минимум. С теми, кто платит зарплату "в конвертах", нам не по пути. Выходите из тени – получайте субсидию. 8-9 тысяч рублей – с такой зарплатой претендовать на участие в программе нельзя.

Сергей Слепченко, директор "Акватехнологий" говорит, что механизм прост, и деньги он получил быстро.

Если у тебя предприятие прозрачное, если работают квалифицированные специалисты, больших проблем с вхождением в программу нет. Существуют, конечно, нюансы, нужна большая точность с подготовкой документов.

Впрочем, вопросы с предприятиями мы решаем достаточно плодотворно. Первая программа государственной поддержки рыбной промышленности заработала 2,5 года назад. Компания "Нереида" собирала тогда пакет необходимых документов 8 месяцев. Сейчас предприятию достаточно одного месяца.

- Что касается субсидирования процентной ставки на строительство, ее кто-нибудь получает?

- Есть одно маленькое предприятие - "Фиш Сервис", они строят цех. Соглашение с ними в стадии подписания, произойдет, скорее всего, через месяц-полтора. Я лично посещал предприятие, чтобы убедиться, как там идут работы, еще два предприятия работают в Находке - "КВЭН" и "Р/К "Тихий Океан", они модернизируют производство.

- Исходя из параметров по зарплате, вы планируете вернуть в бюджет деньги в виде налогов?

- Те деньги, которые мы субсидируем, обязательно должны быть возвращены в бюджет. Предприятие развивается, растет реализация, увеличивается прибыль, объем налогов. Деньги, которые государство вложило, должны быть возвращены. Губернатор Дарькин не тот человек, который будет просто так раздавать финансовые ресурсы. Это, в конечном счете, развитие региона, а не благотворительные акции.

- Есть ли какие-то ограничения для участия в программе предприятий, работающих на давальческом сырье?

- На давальческом сырье многие работают. Дело в том, что береговые предприятия не настолько богаты, чтобы обеспечивать себя сырьем на круглогодичный цикл работы. Если сайра ловится 3 месяца, лосось – тоже 3 месяца в году, то работать нужно целый год.

На закупку средств на рынке нужны большие средства. Допустим, крупнейшее предприятие Южморрыбфлот, перерабатывает 25-30 тысяч тонн ежегодно. У предприятия есть компаньон, Примрыбснаб, который закупает сырье. По сути, это группа компаний.

Однако никаких "серых схем" тут не применяется. Компания оказывает услугу по переработке сырья и получает за это определенное вознаграждение. Конечно, оно несоизмеримо с той прибылью, которою имеет собственник сырья и конечной продукции.

Если перерабатывается сырье собственников, зарегистрированных на территории Приморского края, которые платят налоги здесь, которые реализуют продукцию с нашей территории, почему бы нет? Таким образом, мы поддерживаем, опять-таки, региональных производителей.

Но, если приморский завод работает на сырье, собственниками которого являются сахалинские, камчатские, магаданские предприятия, основная прибыль и налоги уходят в другие регионы, Приморью достается только маленькая часть прибыли за переработку давальческого сырья. Такие предприятия мы поддерживать за счет бюджета, естественно, не будем.

Пусть приходят производители с Камчатки, Сахалина, строят у нас в регионе предприятия.

Сколько минтая уходит за границу?

В прошлом году через порты Приморского края прошло 1,5 млн. тонн рыбной продукции, из них 960 тысяч тонн ушло на экспорт. Остальная рыба поступила на территорию Российской Федерации, но не факт, что осталась в стране. Большие объемы уходят по железной дороге, на автомобильном транспорте в Китай, Казахстан, Европу.

Наша политика состоит в том, чтобы заворачивать продукцию низкой степени переработки на берег, делать продукцию с высокой добавочной стоимостью. Потом ее можно реализовывать где угодно. Конечно, в первую очередь, внутри страны. В соответствие с Доктриной продовольственной безопасности, 80 процентов рыбных продуктов на отечественном рынке должно быть собственного производства.

Продукцию можно отправлять и на экспорт. Извините, ежегодно более 140 тысяч тонн филе, сделанного из нашего минтая, КНР поставляет на Европу. Что нам мешает?

- В настоящее время Ассоциация добытчиков минтая проходит сертификацию промысла по стандарту MSC. Не поддерживает ли администрация Приморского края идею о создании национального сертифицирующего органа, такого, как существует, допустим, во Франции?

- MSC – общепризнанная организация, ее авторитет велик. Позиции России в этом вопросе не столь сильны, ведь мы - даже не член ВТО. Еще очень рано говорить о национальном сертифицирующем органе.

К тому же, зачем изобретать велосипед? Нашим предприятиям достаточно доказать, что они правильно ведут промысел, что организован должный контроль за выловом, запасы не подрываются.

Между прочим, с 1 января 2013 года продукция из минтая без сертификатов MSC просто не попадет на европейский рынок.

А мы можем создать хоть 10 органов, но пока признают только один ...


Рясной Алексей Вячеславович

Рекомендуем ознакомиться {links}
Добро пожаловать!!!
Вход на сайт

Погода в Санкт-Петербурге - www.spbpogoda.ru

Случайное изображение
Каталог Shimano

Воблеры Yo-Zuri

Воблеры Salmo

Воблеры DaMiKi

Каким весом была Ваша самая большая рыба? (честно)
loading...
1