Вы здесь

Главная » Новости

05.06.2012 | Рыбная житница Югры

Раньше Югра славилась «мягкой рухлядью» – ценными мехами и рыбой благородных пород. Это уж потом экологическими ценностями стали считать, прежде всего, лес и древесину, а речные обитатели отошли на второй план. Тем не менее, именно рыба, состояние ее запасов, особенно муксуна, остаются злободневной темой нашей жизни.

Опять за рыбу деньги

Этому и было посвящено совещание специалистов рыбной отрасли округа. Ранее оно проходило в Ханты-Мансийске, Березовском и Кондинском районах, теперь настала очередь Нижневартовского. Ценность этого мероприятия – не только в подведении итогов полугодия, но и в выявлении болевых точек рыбной промышленности и возможных путей их преодоления. Доклад Николая Колчанова – первого заместителя директора департамента природных ресурсов, стал отправной точкой в обсуждении рыбопромысловой темы.

В рыбной отрасли Югры занято 137 предприятий, 116 из них – добывающие, остальные 21 – перерабатывающие. «Приходится констатировать, что уровень рыбодобычи по сравнению с предыдущими годами снизился. Потерял первенство Кондинский район, меньше рыбы стали добывать в Октябрьском, Ханты-Мансийском районах… «Считаю вполне объективными причины отставания – удорожание цен на горючее, электроэнергию и, как следствие, – на технику и оборудование», – говорит Николай Константинович. Зато глубокая переработка рыбы выросла с 16 % в 2011 году до 27 % – в нынешнем, а Нижневартовский завод Александра Азарова увеличил объемы производства в полтора раза.

Началу нынешней путины способствовала государственная поддержка – 90 млн рублей было выделено в виде субсидий на добычу и переработку рыбы. Наметилась слаженная работа структур, имеющих отношение к рыбному промыслу, появились крепкие предприятия с закрепленными за ними рыбопромысловым угодьями. Снизился уровень дебиторской и кредиторской задолженности предприятий перед банками, зарплата рыбаков поднялась до 23 тыс. рублей в месяц.

Вроде бы обстановка благополучная, но в отрасли все еще много недоразумений, ошибок, прямого противостояния. Взять, к примеру, конкурсы по закреплению рыбопромысловых участков, распределению квот на вылов рыбы. Чехарда с передачей этих полномочий от субъектов к федеральным органам, а затем и обратно в регионы, смущает предпринимателей: они не успевают привыкнуть к новому порядку.

Сигов-то всего процент.

В округе числится около 4 тыс. рыбопромысловых участков на Обско-Иртышской магистрали, мелких речках и озерах, где можно вылавливать семнадцать видов рыбы и, кстати, только 1 % от общего улова – благородных сигов. Конкурсы проходят два раза в год, и претендентов на богатые угодья бывает до двадцати человек на место, как при поступлении в институт. Приоритет в выделении квот на вылов рыбы дается коренным жителям, за ними следует любительский и спортивный лов с организацией туризма, и в последнюю очередь – промышленный.

Любопытно выглядят квоты в процентном отношении: для коренных жителей они выросли почти на 150 %, для любительского и спортивного рыболовства на 173 %, а для промышленного – снизились до 74,8 %, хотя объемы добычи кратно выше.

Много говорится о рыбацких льготах для аборигенов. Как заметил Константин Загороднюк – директор ОАО «Сибирская рыба», он не раз убеждался, что для жителей стойбищ благородная рыба – пища неведомая. Нужна дифференциация в распределении квот, разъяснение населению правил рыболовства.

Объективные экономические причины увеличивают себестоимость рыбной продукции. По данным Федеральной службы статистики, предприятия рыбной промышленности сработали в минувшем году с убытками более чем в 1,5 млн рублей.

Тяжёлая ноша налога

Очередная путина началась неплохо, несмотря на погодные условия. Так, кооператив «Волна» уже добыл более 205 тонн рыбы, «Березовская рыболовецкая артель» – 171.

«Ханты-Мансийскому району было в 2012 году выделено 8,4 млн рублей субсидий. Владельцы рыбугодий – 24 предприятия – уже потратили эти деньги на оплату труда рыбакам, ГСМ, другие статьи, в которые вошли и налоги. Как им работать дальше?» – недоумевает Венера Ибрагимова – представитель Ханты-Мансийской районной администрации. Дофинансирование рыбной отрасли в этом районе возможно произойдет, но в целом по округу долг муниципальных властей за добытую рыбу составил более 11 млн рублей.

Вопрос о субсидиях вновь поднял и Борис Брезгин – директор национального межотраслевого универсально-промыслового предприятия «Охтеурское». В хантыйском поселке Охтеурье, да и в других, где были зверофермы, мелкая рыба шла на корм зверям. Когда звероводство в округе стало нерентабельным и фермы одна за другой ликвидировались, эта участь ждала и Охтеурскую. Благодаря Борису Ивановичу и районной администрации ее сохранили, теперь рыбаки могут сдать туда рыбную мелочь, но субсидий на нее не выделяется.

Предложение Брезгина о субсидиях записали в решение собрания, но это была не единственная проблема, озвученная рыбниками. Директор кооператива «Волна» Валерий Евдокименков пожаловался на некомпетентность сотрудников рыбинспекции. «Документов не предъявляют, заставляют выбирать сети, обстановка создается напряженная. В такой переплет попали восемь рыбаков, шесть из них – ханты, каждый имел при себе нужные документы и даже инструкцию по поведению при встрече с рыбинспекторами».

«Не надо считать рыбоохрану врагом рыбаков. В конфликтных случаях им следует звонить по телефону доверия и мы всегда объективно разберемся, – возражает Вячеслав Козловский, заместитель начальника окружной рыбоохраны.

Браконьеры поневоле

Самым болезненным был вопрос о квотах на добычу муксуна для его реализации и сбора икры на воспроизводство. Не секрет, что его маточное стадо сократилось из-за неумеренного вылова и крупного замора на Обской губе, где муксун нагуливается. «Безусловно нужен ступенчатый запрет на его вылов, но он должен быть разумным. Нынче промысловикам Югры не выделено квоты на его вылов, а на Ямале она была, ее отработали, выловив 300 тонн, теперь там рыбачат удачливые браконьеры. Отсутствие квот провоцирует людей на браконьерство», – считает Сергей Андрейченко – директор рыбокомбината «Ханты-Мансийский».

Неразбериха стоит и с использованием рыбацких снастей: какие использовать, будут ли разрешены в любительском лове сети- двадцатипятиметровки, почему запрещены атармы (большая сеть-ловушка – Ред.) и котцы (род лабиринта из воткнутых во дно дранок, где зашедшая рыба не может повернуться и выйти обратно – Ред.)? Почему запрещены атармы и котцы, угодья не очищаются от ерша – пожалуй, самого злостного хищника в рыбьем поголовье? Вопросов много, а ответов мало.

Взять, к примеру, спортивное, любительское рыболовство. Испокон веков в России люди жили рыбалкой и никогда не думали, что им придется платить за то, чтобы добыть несколько рыбин себе на пропитание. С экрана телевизора не сходят сюжеты о спортивной и любительской рыбалке. До сознания россиян не доходит, что их любимое занятие входит в рыночную схему. Этот ажиотаж пока не коснулся нашего округа – водоемов достаточно для всех рыбаков.

«В прошлом году специалисты нашего управления участвовали в конкурсе и выиграли 18 промысловых участков. Только дин из них продал свой выигранный участок, чтобы справить свадьбу на Бали, остальные специалисты пользуются своими участками до сих пор. Ограничений в участии людей на рыбалке нет, это дело не столько коммерческое, сколько социальное. За рубежом принято рыбачить удочкой, но у нас другие условия, и люди надеются, что кроме крючковых снастей им разрешат использовать сети в соответствии с правилами рыболовства», – говорит Сергей Сенник – начальник филиала по сохранению и воспроизводству водных и биологических ресурсов Федерального управления «Нижнеобьрыбвод». Проект Федерального закона о любительском и спортивном рыболовстве уже существует и вызывает оживленное обсуждение россиян.

Существующие правила написаны для всех рыбодобывающих территорий страны и, как деликатно заметил директор департамента природных ресурсов Евгений Платонов, они не всегда адаптируются к местным условиям, имея массу нестыковок. Некоторые руководители рыбных предприятий мечтают о возвращении предыдущего федерального закона с его четкими положениями.

Вот яркий пример такой нестыковки. На Северной Сосьве водятся несколько видов сигов – пелядь-сырок, тугун, чир, пыжьян. В зависимости от погодных условий они поочередно в начале августа начинают спускаться от верховий реки, но с 10 августа по Федеральному законодательству на их вылов наложен запрет, который длится до 5 ноября. В это время идет массовый ход плотвы, которая буквально выживает благородных сигов. Для Северной Сосьвы необходимы поправки в рыбное законодательство, в соответствии с местными условиями. Предлагается еще ряд поправок – о ступенчатом запрете на вылов муксуна в период хода нерестового стада, по использованию различных орудий лова, финансированию научного исследования по разработке технологий сбора икры муксуна...

Вылов муксунов для сбора икры очень накладное дело для рыбопромышленников, ведь им невыгодно отдавать рыбу по 150 рублей за килограмм, а после ее «доения» получать обратно, но уже вторым сортом. Сразу замечу, что даже этих денег предприятия не получают. Неудивительно, что директор муниципального предприятия «Восход» Сергей Идиатулин наотрез отказался выделять рыбу для воспроизводства муксуньего поголовья. «Рыбокомбинат «Ханты-Мансийский» тоже намерен отказаться от такого бесперспективного дела», – говорит Сергей Андрейченко.

Выращивать осетра

В рыбной отрасли существует три сферы: рыбные запасы, с их воспроизводством, добыча, и переработка рыбы. Последнее в округе пока находится не на должном уровне. Более того, очень много рыбы вывозится сырьем за пределы округа. Кондинцы, например, отправляют в Омск, где из рыбы производят деликатесы, которые привозят обратно, но уже по более высокой цене.

Переработкой рыбы в разной степени занимаются почти все добывающие предприятия, но есть и специализированные, такие как «Санта-Мария», ИП Азарова. Самым крупным считается завод в Излучинске, он работает в основном на привозной рыбе, перерабатывая в сутки по две-три тонны. «137 предприятий в округе занимаются рыбным промыслом. У меня вопрос: где рыба? Мы вынуждены ее покупать на Ямале, везти океаническую, а где наша, речная, озерная?» – жалуется Александр Азаров и продолжает, – может следует частично отказаться от морской рыбы, заменив ее своей, югорской? Сейчас у нас 80 % используется океанической».

Вопрос, конечно, интересный. Об увеличении переработки местного сырья, выращивании ценных пород рыбы в округе говорят очень много, на разных уровнях. Положительных примеров достаточно, чтобы сделать вывод из уже накопленного опыта. Это хозяйства Владимира Добродомова в Нижневартовском районе, Юрия Мельничука в Сургутском. Выращивают не только недорогого карпа, но и форель, осетровые породы.

Пусть рыбная отрасль Ханты-Мансийского округа и не самая крупная в стране, но Югре она жизненно необходима. Поэтому необходимо приложить усилия для ее поддержания. Рационально использовать водные ресурсы, развивать пищевую промышленность. Губернатор и правительство готовы рассматривать любые идеи, предложения со стороны муниципальных образований, рыбных предприятий, рядовых рыбаков, способствующие улучшению, реорганизации и процветанию рыбной отрасли Югры.
Кудяев Валерий Владиславович

Рекомендуем ознакомиться {links}
Добро пожаловать!!!
Вход на сайт

Погода в Санкт-Петербурге - www.spbpogoda.ru

Случайное изображение
Каталог Shimano

Воблеры Yo-Zuri

Воблеры Salmo

Воблеры DaMiKi

Каким весом была Ваша самая большая рыба? (честно)
loading...
1